Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book. It has survived not only five centuries, but also the leap into electronic typesetting, remaining essentially unchanged. It was popularised in the 1960s with the release of Letraset sheets containing Lorem Ipsum passages, and more recently with desktop publishing software like Aldus PageMaker including versions of Lorem Ipsum.

Загадочные свойства японского холодного оружия продолжают будоражить умы исследователей прошлого. А в это время новые технологии из Страны Восходящего Солнца не устают восхищать поклонников хай-тека!

Холодная сталь самураев

Считается, что главное отличие японских мечей от европейских – удивительные свойства, позволяющие творить ими почти что чудеса. Это не совсем так. Японский меч – это не волшебные свойства, а прежде всего продуманная до мелочей конструкция плюс великолепные навыки их владельцев, тративших месяцы и годы на совершенствование индивидуальной техники. Впрочем, в воинской традиции не считается зазорным немного приврать о своих подвигах, за что воина осуждать нельзя : адреналин и боевой азарт часто приводили к тому, что и сам герой начинал истово верить в то, чего не совершал. Так что обратимся к фактам.

Хроники донесли множество историй о проверке боевой эффективности старых японских мечей. Испытать меч перед его использованием на поле битвы было самым обычным делом. Перед тем как вверять свою судьбу капризной военной фортуне, следовало убедиться в надежности личного оружия. Иногда при подобных испытаниях меч получал свое имя.
  
Испытания ударом стали отдельной специальностью в течение достаточно мирного по японским меркам периода Эдо (1600–1868). Наиболее известные «тестеры» мечей, работавшие на правящий клан Токугава, принадлежали к семье Ямада. Они составили свод правил, касающиеся исполнения суэмонокири (или, как его стали называть позже, тамэсигири) – правил разрубания тел осужденных преступников в десяти разных направлениях.
Подчас использовалось несколько тел, и регистрировалось количество разрубленных с одного удара. Особо удачные результаты наносились на шелковую отделку меча. В связи с этим можно найти такие надписи, как: "Разрубил на две части руку и туловище", "Разрубил на две части бедра", "Разрубил два туловища". Наличие подобных «сертификатов» значительно повышало ценность меча. Мечи-рекордсмены, управившихся с тремя связанными вместе телами, были редки и чрезвычайно дороги. Известны случаи рассекания пяти и даже семи тел, но их скорее можно отнести к эпосу. Вообще же куда как чаще в качестве тестового материала использовался не приговоренный к смерти преступник, а связки смоченной рисовой соломы, заплетенные вокруг стволов бамбука, детали старых доспехов, дубовые шесты, оленьих рога и тому подобные объекты.
Фува Кацуэмон Масатанэ осматривает перед боем мечРис. 1 - Фува Кацуэмон Масатанэ осматривает перед боем меч. Горяч и резок, силен и крепок был Масатанэ . В фехтовании постиг секреты мастерсва Курамарю и Синторю, а также искусен был в тамэсигири. Как-то изрубил эксгумированное тело усопшей жены торговца бумагой, которая была тучна и широкая в кости. За что попал в немилость, поскольку тамэсигири дозволялась лишь в отношении к преступников. (гравюра Итиюсая Куниёси, из сборника «Самураи восточной столицы или 47 преданных вассалов»).
Как же достигались такие результаты? Одним из наиболее сложных видов нагружения конструкции является рубка-удар, при котором проверяют и прочность клинка, и правильность его профиля, и износостойкость режущей кромки. Наши пращуры на заре железного века не зря сделали выбор в его пользу: и варьированием содержания углерода, растворенного в железе, и специальными режимами термомеханической обработки можно получить широчайший спектр прочностных и режущих свойств сталей.
Но и тут перед оружейником прошлого вставала дилемма, связанная с противоречивым характером требований, предъявляемых древним воином к своему оружию. Сделать клинок упругим и прочным, легко сгибающимся в дугу? Но тогда его режущие свойства будут весьма скоромными. Выполнить его твердым и износостойким? Но тогда от удара он может сломаться. А что если сделать твердой только режущую кромку, а само тело клинка – упругим и прочным?
Сердцевина клинка японского меча представляет собой прочный и вязкий пруток из низкоуглеродистой стали или железа, вдоль которого наварен другой – из высокоуглеродистой, практически однородной стали. Чтобы получить подобный материал в условиях Средневековья, необходимо было использовать технологии рафинирования - многократно свернуть и проковать пластину из неоднородной стали. Далее полученный пакет дополнительно упрочнялся двумя полученными по сходной технологии боковыми пластинами из стали. Именно процесс многократной ковки обеспечивал появление после специальной полировки на поверхности клинка особого узора «дзигане», напоминающего полоски, волны, круги или структуру дерева. А комбинированная конструкция клинка, правильные углы заточки и высокие навыки владельца позволяли поднять боевые свойства мечей на удивительный уровень.
Впрочем, японские мечи в основной своей массе, несмотря на впечатляющее для технологий своего времени качество, оставались все лишь холодным оружием. Хотя заказчики и требовали клинки, способные выдержать рубящий удар по другим мечам, но на это были способны единичные образцы. Нельзя сказать, что для европейских оружейников японские клинки являлись неким недостижимым идеалом. Просто на определенном этапе исторического развития японские мастера, изготовлявшие в месяц по 3–4 меча, а то и меньше, сосредоточились на совершенствовании отдельных техник - ковки и полировки, - достигнув в этом весьма впечатляющих результатов. А в это время их европейские коллеги под давлением амбициозных захватнических планов своих властителей были вынуждены делать больше, дешевле и быстрее…
Приписываемые японским мечам легендарные свойства им еще и немало навредили. Так, после капитуляции Японии в 1945 году американская военная администрация начала непримиримую борьбу с символом японского милитаризма – мечом. Было уничтожено более миллиона клинков! Несмотря на все усилия созданного японцами общества Nippon Bijutsu Token Hozon Kyokai, призванного защитить от уничтожения клинки, являющиеся культурным наследием, часть антикварных катан, попавшая в руки американских офицеров и сержантов, была просто бездумно переломана во время «тестов» по рубке деревьев, металлической арматуры и даже камней!

Нежданное возвращение

Возвращение интереса к многослойным конструкциям клинков связывается уже с концом ХХ века, когда японские производители поварских ножей единым фронтом двинулись завоевывать наиболее коммерчески привлекательные рынки Европы и Северной Америки. Так, в марте 1999 года специализирующаяся на поварских моделях компания FUJITORA INDUSTRY CO.,LTD из города Цубаме (префектура Ниигата) получила поощрительный приз от жюри ежегодного конкурса инноваций, проводимого под эгидой префекта, за модельный ряд с клинками, имеющими многослойные обкладки из комбинации никельсодержащего сплава и нержавеющей стали. Вдохновленное достигнутым дома результатом руководство фирмы быстро обновило модельный ряд сообразно вкусам европейцев и американцев, после чего бодро устремилось на покорение новых рубежей. Да и земляки-конуренты дышали в затылок: аналогичную линию моделей в то же время запустили в производство на фирмах Sumikama Cutlery MFG CO. LTD и KAI INDUSTRIES CO. LTD.
В чем особенность таких клинков и зачем они повару? Дело в том, что привычные нам «однородные» клинки поварских ножей в германской или французской традиции сравнительно «мягкие» - их твердость редко превышает 54-56 HRC. Это делается специально, чтобы задать клинку необходимый для удобного и качественного реза профиль, а также обеспечить необходимую прочность. Единственный их недостаток – необходимость частой правки: иной повар хватается за мусат для правки чуть ли не каждые пятнадцать минут.
На японских ножах твердость может достигать 62 – 64 HRC, поэтому сделать такой клинок тонким и однородным значит подвергнуть его риску превращения в два обломка. Сделать клинок толще – получится прочный, ничего не режущий заточный ломик. А что, если пойти по пути древних мастеров и использовать полузабытые технологии? На качественно новом уровне, с применением новейших технологий?
Задачу упрочнения центрального режущего слоя удалось решить за счет появления диффузионной сварки, позволяющей сочетать в прочных и вязких обкладках любые металлы – коррозионностойкие, инструментальные, цветные. Стали и сплавы на обкладки подобных ножей подбираются очень мягкие, а порой сталь вообще соседствует с никелевым сплавом или латунью. В результате подобная «рубашка» не только защищает высокоуглеродистую сталь сердцевины от ржавчины, но и обеспечивает клинку прочность: погнется, но не сломается.
Создать подобные материалы без заводского оборудования весьма сложно: коррозионностойкие стали и никельсодержащие сплавы в обычных условиях свариваться между собой не хотят. Поэтому японцы оперативно создали небольшие лаборатории и промышленные предприятия, оснащенные вакуумными прессами и прокатными станами, на которых можно сварить между собой практически любые сорта нержавеек и сплавов. Это упрощает создание на поверхности ножа красивого узора: калиброванная дробь, стеклянная или металлическая, при воздействии на поверхность такой обкладки четко выявляет границы сред: мягкой и твердой. В практике современных промышленных многослойных пакетов из Японии чаще всего сочетают между собой 420-й тип стали (420J1 и 420J2) и никелевые сплавы, формирующие эффектный рисунок многослойной дамасской стали – до 63 слоев и более!
Однако внешний вид в данном случае отнюдь не призван скрыть недостатки содержания. Это было сразу подмечено высококлассными шефами, опробовавшими новые «красивости» на практике. Профи вообще люди довольно прагматичные, не склонные преувеличивать значение «золотых соплей» и «магических сталей» в своем рабочем инструменте. Японское качество шлифовки и заточки клинка говорило само за себя и производило впечатление даже на бывалых мастеров кухонного многоборья, тонко нашинковавших не одну тонну овощей.
Для центрального слоя клинка используются специальные стали, разработанные специально для ножей. Так, разработанная фирмой Takefu специально для поварского инструмента сталь VG-10 (легированная кобальтом и молибденом коррозионостойкая сталь, содержание углерода – около 1%, хрома – 15%), будучи закаленной до твердости 62 HRC, позволяет повару поправлять заточку клинка один-два раза в день даже в условиях трудовой деятельности очень высокой интенсивности. Часто модели из Японии имеют сварную конструкцию и полую рукоять из хром-никелевой стали 18-8, отвечающую самым жестким требованиям санитарных служб. Специальная обработка металлический рукояти обеспечивает надежность и удобство удержания даже в условиях наличия жира и иных жидкостей.
Новые японские ножи на западных рынках были встречены, что называется, «на ура», причем не только среди профессионалов. И не мудрено. В то время как прагматичные европейские производители, в целях снижения себестоимости, экономили на материалах и отделке, а то и просто переносили производство из Европы куда подальше, японцы просто таки расстарались: и дамасские обкладки, и аккуратнейшая заточка , и высокотехнологичные материалы. Ну и пусть вышло немного дороже. Зато изголодавшиеся по прекрасному профессиональные повара и просто любители сметали ножи с прилавков! Взяв на вооружение передовые технологии, японские производители смело штурмуют, казалось бы, незыблемые позиций германских, испанских и бразильских ножовщиков, завоеванные в области производства высококлассных поварских моделей.
Конечно, такой нож не предназначен для рубки костей или замороженного мяса, это высококлассный специализированный режущий инструмент настоящего мастера, требующий к себе подобающего отношения. Японские производители в очередной раз доказали свой высокий класс и снова подтвердили, что умеют сочетать, казалось бы, несочетаемое: высокую функциональность ручного инструмента с красотой, а тяжелый труд - с позитивными эмоциями от работы инструментом экстра-класса. А поскольку настроение человека передается продукту его труда, хотелось бы, чтобы как можно больше поваров испытывали при работе только положительные эмоции!  





!

,